minignido
Улыбайтесь, люди любят идиотов
Хе-хе) Это написалось в сонном бреду, когда не было денег на подарок одному человечку. Впрочем, даже такое маленькое внимание вызвало много эмоций, поэтому спасибо всем тем, кто это прочитает) Глупость все это, но как-то прижилась.

Название: Поверить
Автор: Васек
Рейтинг: PG
Жанр: легкий сенен-ай
Пейринг: Нурия/Мизуки
Дисклеймер: принадлежит автору и человеку, которому посвящено.
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать без моего ведома.

Собственно персонажи)
Мизуки
Паренек, живущий в городе у гор. Очень миролюбивый и веселый, часто ребячится. Старшеклассник. Бережет свои волосы и считает, что такая длина нравится девушкам. Наглый и задиристый, все время нарывается на неприятности. Почти 18.
Нурия
Является Богом у одного неизвестного горного народа, зачастую выступает там в роли богини, переодеваясь по своим причинам. Заботливый и серьезный. Любит спускаться в современный мир, чтобы отвлечься и подумать о чем-либо. Настоящий возраст неизвестен.

Нурия сидел под дождем на лавочке в городском парке. Опять ему стало грустно. Что поделать, такова участь Бога. Когда ему становится грустно, он плачет, и тогда плачут небеса, чтобы скрыть соленые капли, стекающие по смуглым щекам. Почему ему стало грустно? Потому что его отверг любимый человек. Да, боги тоже любят. Но этот человек отверг его потому, что испугался такой любви. Во-первых, потому что Нурия парен, а во-вторых, побоялся его силы. Как глупо. Да и сам блондин считал себя глупым, после такого. Но все равно считал, что этот ужасный день закончится, все пройдет. Ничего не случилось. Такое утешение это божество давало себе из года в год, из века в век. Снова не получилось, не получится никогда. Нет, был один мальчишка, который даже пожертвовал собой, когда этот небольшой горный народец вздумал принести жертву своей богине. Да те люди считают Нарию богиней. Сам же блондин сделал это для того, чтобы они научились уважать женщин, а не использовать их, если им это надо. С таким телом бог мог переодеваться в женщину, это было довольно просто. Единственное, что ростом он был довольно высок – 180 см. Но легкое внушение, певучий голос, и все было сделано, все верили. К тому же хоть и легкое, но скрывающее тело одеяние, полупрозрачная паранджа на лицо.
Но сейчас на нем была белая рубашка, черные штаны и бандана – весьма восточный вид, как у иностранца. В этой местности Нурия действительно выглядел иностранцем. По цвету кожи, глаз и волос он сильно отличался. Ну да это неважно.
Кто-то бежал по дороге, видимо, очень торопясь укрыться от прохладных капель. Лето, но все равно промокать не хочется. Впрочем, так бог и отогнал от себя случайных свидетелей из парка. Сейчас и этот человек пробежит и ничего не заметит. Топот ног стал громче, а потом внезапно стих. Блондин увидел промокшие кеды, синие джинсы. Зачем ты остановился, смертный? Подняв голову, Нурия увидел совсем еще подростка с длинными темными волосами.
-С вами все в порядке? Не сидите под дождем, а то промокните и простудитесь.
Большой красный зонт держал в руках этот мальчишка. Что он хотел от божества, тот не понимал. Голова была забита другим. Желтые глаза смотрели на мальчишку непонимающе и слегка удивленно. Кто он? Зачем что-то говорит незнакомому человеку? Непонятно.
-Вот, держите.
Парень улыбнулся и передал зонт удивленному Нурии, накрыв его им. Махнув рукой, парень снова побежал, выкрикнув что-то похожее на «потом вернете». Опомнился парень только через минуту. Люди… Не понимаю… Но по губам проскользнула улыбка облегчения. Этот мальчишка. Что он мог знать о Боге? Так беззаботно пробежал мимо, но столько подарил – не только зонт. Как говориться, спокойствие – самая важная часть любого существа. А для бога уж, эта часть была необходимой. Еще нежно было терпение, мудрость. Ведь Нурия никогда не показывал своих способностей, если не было острой необходимости. Часто горный народ мог и проклинать божество, но за это не накажешь.
На следующий день блондин пошел прогуляться в тот парк, в котором вчера сидел. Настроение заметно улучшилось, поэтому можно было позволить себе немного отдохнуть, а там и подумать о возвращении в свою женскую шкуру. Солнечный денек, довольно жарко, но божество это мало беспокоило. Та одежда, которую он всегда носил в этом городке позволяла ему не мерзнуть, да и жарко в ней тоже не было. Подставив лицо солнцу, блондин закрыл глаза, снова усевшись на вчерашней скамейке. Сегодня здесь было много семей с детьми, любовных парочек, просто ребят, которые собирались группами, чтобы отдохнуть и поесть мороженного. Все это житейское, простое, но так грело, что не хотелось уходить отсюда еще долго.
-Снова вы!.. – Нурия услышал уже знакомый голос.
Повернув голову и открыв глаза, он увидел мальчишку, который вчера отдал свой зонт незнакомцу. Он весело улыбался. Настолько, что стало даже неловко. А парень уже присел рядом, словно излучая собой счастье.
-Надеюсь, вы больше не грустите, как вчера.
Человек… А заметил все же вчера настроение бога. Эти смертные такие проницательные стали. В позапрошлом веке это никого бы и не заинтересовало столь глубоко. Нурия кивнул, мягко улыбнувшись и выпрямившись, заставив небольшие монетки звякнуть на бандане.
-Спасибо.
Можно было осмотреть этого парня в нормальном свете. Длинные темные волосы, озорная круглая мордашка, хитрые глаза фиалкового цвета. Красивый паренек, но что он хочет от божества теперь? Пообщаться не с кем. Честно говоря, блондин слегка боялся общаться с людьми. В таких случаях ему всегда ставили в упрек, почему ему на небесах не сиделось и не наблюдалось. В такие минуты Нурия тоже грустил. Ведь хотел как лучше для своего народа.
-Меня зовут Нурия.
-Мизуки. Приятно познакомиться. Вы нездешний?
Блондин чуть покачал головой, все еще взглядом слегка исследуя своего собеседника. Тот слегка смутился, но все-таки чуть наклонился вперед, заставив бога обратить внимание непосредственно на глаза мальчишки. А ведь брюнет был коммуникабелен в этом плане, раз подсел к незнакомцу.
Как сказать, за этот день никто и никогда не разговаривал блондина так, чтобы он столь много улыбался и говорил. Но с закатом солнца надо было уходить из этого города. Поэтому Нурия решил провести своего друга к окраине города. Точнее, это брюнет захотел проводить иностранца домой. И чего он привязался только… Не сказать, что не было приятно хоть такой компании, которой у божества не было так долго.
-Мне пора уходить, Мизуки.
-А ты еще вернешься?
Какой это был сложный вопрос. Нурия старался не посещать город так часто. Может раз в два месяца. Но расстраивать мальчишку бог не хотел, он все-таки был добрый и старался быть мудрым. Еще раз улыбнувшись, блондин достал из кармана старый лист бумаги и отдал его мальчишке.
-Я не знаю, когда я вернусь. На мне большая ответственность. Но если ты сам захочешь меня увидеть, то по этой дороге сможешь найти.
Мизуки развернул лист бумаги, на котором была нарисована карта. Бог мягко провел по ней взглядом и погладил мальчишку по голове.
-Какая ответственность?
Видимо, он не хотел, чтобы блондин уходил. Интересно было узнать, что у мальчишки на уме. Но Нурия не его покровитель, а следовательно, не может знать все о нем. Блондин старался быть хорошим богом уже несколько веков, поэтому часто его и хвалили за это. Вот только в народе начали возникать и недовольные религией. А это создает свои непоправимые следы. Что же. Если участь бога – быть изгнанным – блондин примет его. А этот человечек. Придется поверить, малыш.
-Я Бог…
Такое заявление было сейчас даже смешным, но Мизуки замер, как стоял, чуть ли не выронив карту. Блондин еще раз улыбнулся этому глупому виду. Он погладил мальчишку по щеке и чуть поклонившись, пошел к горам, которые были так близко к городу. Однако путь предстоял извилистый, но знакомый. Все равно пользоваться магией было бездумно. Кто-то мог увидеть, а незапланированные свидетели не нужны были.

Мизуки все еще находился в шоковом состоянии, когда наконец понял, что это было. Да неет, не может такого быть. В его руках все еще находилась старая карта. Тут была местность гор, куда ушел его новый знакомый. Что заставило парня вчера остановиться возле незнакомца. Наверное, ему просто тяжело было видеть столь одинокого человека, который промок под дождем. Хотелось помочь, утешить. Но брюнет точно не подозревал, что встретит его снова на том же месте, хотя и пошел специально проверить. И действительно, этому иностранцу стало легче. Во всяком случае, он разговорился, улыбался. А теперь ушел. Про эти горы говорили, что там нет ничего интересного. Только сплошные отвесные стены, по которым даже скалолазам неудобно забираться ввысь. В результате, туда почти никто и не ходил. А карта говорила о том, что есть в лесу одна пещера, через которую и можно было пройти на ту сторону. Мама будет в бешенстве.
Как бы и не верилось, что Нурия действительно был богом, но все же захотелось поговорить с ним и увидеть, врет он или нет. Хотя было очень трудно поверить человеку в такое аномальное существование. Это же ненаучно! Но в то же время Мизуки так сильно желал, чтобы это было правдой. Познакомиться с настоящим Богом! Как такое могло случиться с обычным пареньком, который только школу заканчивал. Но все это не было доказано. Хотелось спросить. Но как только дома Мизуки заявил, что хочет пойти в горы, мама закатила скандал, а отец ужасно хмурился весь вечер. Никто не отпустит этого «ребенка». Оставалось только вздыхать из-за того, что ему еще не позволяют делать ничего из того, что он действительно желал. Но ничего. Через пару недель будет день рождения, и тогда птенчик может покинуть родительское гнездо. Опять же с большим скандалом, наверняка. Поэтому брюнет решился на побег.
Ночь. Ясная ночь стояла на дворе небольшого домика. Брюнет не мог заснуть, а через несколько минут наступит тот день, когда ему исполнится восемнадцать. Он не хотел праздновать этот день, поэтому уже заранее был готов бежать отсюда. Через несколько минут. Сейчас же он тихо собирал в небольшой рюкзак некоторые из своих вещей. Он вернется сюда, так он думал. Потому что бросать родителей было как-то подло. Мизуки просто хотел посмотреть на то, чего не видел ни один человек. Конечно, не было уверенности в правдивости слов Нурии, но все-таки любопытство – особая черта каждого существа. Брюнет завязал волосы в небольшой пучок и аккуратно приоткрыл окно, чтобы никого не разбудить. Этот прием мальчишка проделывал уже много раз, поэтому побег не составит никаких затруднений. Карта гор лежала в кармане легкой куртки, которую парень решил надеть, если все же будет холодно. А ночью было довольно прохладно, хотя особо и не скажешь. Оглянувшись на свою комнату, Мизуки спрыгнул на большой куст и быстрым шагом пошел прочь от дома. Сердце бешено стучало, отдаваясь эхом в висках и ушах, но было как-то легко и радостно, немного волнительно. Хотелось большего. Мальчишка взял с собой немного еды и денег, которые сохранил из карманных расходов. За эти две недели сэкономить небольшую сумму было просто, но все же на таком количестве можно было недолго продержаться.
Путь в горы был действительно таким, как и нарисовано на карте. Никто из людей до сих пор не нашел входа в таинственную пещеру. И неудивительно. Вход был замаскирован ветвями какого-то растения, которое поросло на камне. Сам вход был довольно узким, больше похоже не на пещеру, а на щель между скалами. Точнее, на разлом в стене. Паренек протиснулся в него, а дальше уже пошла отдельная история. Тут было довольно прохладно, влажно и в некоторых местах сколько, будто вся вода стекалась сюда. Так оно и было, после дождей. Мизуки спускался вниз, взбирался по небольшой, но очень крутой лестнице, которую когда-то проделала здесь природа. Путь был достаточно трудным, поэтому ближе к вечеру он устал, а батареек в фонарике уже не хватало на освещение пути. Пришлось воспользоваться спиртом, палкой и куском тряпки (точнее, бывшей футболкой). Самодельный факел горел неплохо и освещал получше потухающего фонарика. Тяжело. Неужели Нурия шел по этому пути?
Вскоре стало страшно. Факел уже не горел так ярко, а рвать теплые вещи и дальше не хотелось. Тем более, что спирт тоже закончился. Сколько Мизуки прошел, он не знал, но этой пещеры конца края не было видно. Однако все те указующие предметы в виде отдельных скал с рисунками мальчишка находил. Карта говорила, что скоро должен показаться выход, но сейчас стоял даже противный ком в горле от безысходности. Наверное, мальчишка уже задумался о том, что умрет здесь, но нет. Откуда-то подуло ветром. Вздохнув, брюнет рванулся на свежий воздух, который уже бил по лицу. Где-то свистел ветер уже, а это значило, что выход совсем рядом. И да, парень увидел звездное небо, остроконечные верхушки других скал, но тут все перед глазами поплыло. За момент до этого Мизуки почувствовал сильный удар по голове.

Нурия сидел в своих апартаментах, которые были довольно скромными для горного народа. Он не слишком любил роскошь, хотя и любил красиво одеваться. Ткань и украшения он мог создать сам из воздуха, но не видел в этом смысла. Легкая утепленная мантия бело-голубого цвета, которая выглядела как платье, полупрозрачная паранджа и неизменная бандана с монетками. Богу на все оставалось взирать только золотистого цвета глазами, но это не значило, что он не знал, что творилось за апартаментами. Народ был чем-то легко взволнован. И действительно, в домик вбежал вождь этого маленького племени. Историческое развитие здесь было на низком уровне, но финансовая система тут уже была. Но не было голодающих или обиженных. Можно сказать, что это была счастливая деревня, которая платилась за свое счастье неведением о внешнем мире. Нурия понимал, что в него перестанут верить, если он выведет этот народ на белый свет. А когда в бога перестают верить… Наступает самое несчастливое время для этого высшего существа.
-Там чужак! Он появился от Вашего входа!
Блондин поднялся с перины и, сунув руки в широки рукава одежды, пошел на выход. Перед домом столпилась небольшая толпа народу. Ты все же решил прийти. Нурия сам не понимал, зачем отдал ребенку карту. Может, потому что он его тогда успокоил своим внезапным появлением, а может, решил отплатить добром за добро. Всего понемножку. Вот только селяне это пока неправильно восприняли. Они пока видели в человеке чужака, неродного. Подозвав вождя, блондин попросил отнести человека в домик и оставить пока там. Надо был сказать Мизуки, чтобы он не рассказывал о настоящей половой принадлежности божества. Эти варвары оставили мальчишку без сознания, а на затылке явно виднелась массивная шишка. Чуть улыбнувшись, блондин закрыл дверь в дом и снял с себя паранджу. Теперь можно было только подождать, пока очнется это милое создание, которое так опрометчиво вторглось на территорию этого бога.
Ждать пришлось недолго. Нурия успел вскипятить небольшой чайник с водой на домашнем очаге, который находился в другой комнатке, похожей на кухню. Зеленый чай приятно согревает, а если добавить сюда еще и жасмина… В горах растет замечательный жасмин. Сахар только тут был не такой, как во внешнем мире. Тут больше это было фруктозой. Варенье, мед – этого было вполне достаточно. Мизуки начал приходить в себя, когда бог стоял к нему спиной, наливая в деревянную чашку свежезаваренный чай и добавляя к нему кипяток. По всему дому можно было ощутить этот легкий аромат. Брюнет уже, видимо, совсем опомнился, когда Нурия повернулся к нему с легкой улыбкой на губах.
-Как твое самочувствие? Сильно тебя приложили, судя по шишке.
Мальчишка издавал только несвязное мычание. Видимо, еще не в силах был нормально говорить, но это пока мало его заботило. Впрочем, паренек тоже чуть улыбнулся своим мыслям. И блондин его хорошо понимал. Такой путь, который указывала карта, может преодолеть не каждый. Честно говоря, там было множество путей, в той пещере. Если бы Мизуки заблудился, то он бы пропал там. Но он молодец, правда.
Нурия сделал небольшой компресс из мокрой прохладной тряпки, чтобы боль не мучила голову мальчишки. Было интересно послушать, что же все-таки он скажет. И, где-то через час, все же удалось услышать от него что-то связное. Точнее, это уже была вполне осмысленная речь, которую обдумывали, видимо, по дороге к горному народу.
-Послушай, ты сказал, что ты Бог. Это правда?
Наверное, это было той темой, о которой брюнет и хотел спросить. На бог лишь улыбнулся, прикрыв золотистые глаза и сделав глоток уже из второй чашки чая. Гость его тоже держал одну из чашек. Посуды здесь было немного, но для гостей всегда находилась, либо же селяне приходили со своей. Часто это были дети, которых Нурия брал на воспитание, пока родители работали.
-Сказал. Но вот правда это или нет… - бог посмотрел на мальчишку. – Просто поверь мне.
Блондин ничего никому не должен был доказывать. Особенно этому парню. Он просто хотел отблагодарить Мизуки за то, что тот так вовремя появился в тот дождливый день. Такой заботы бог получал редко, чаще это была просто благодарность. И от последнего приятно, но все же никто никогда не заботился о божестве, приходилось все делать самому.
Брюнет вроде бы снова улегся на перину, чтобы обдумать слова. Сейчас его волосы растрепались, выглядели спутавшимися. Да и эта копоть на щеках, откуда только взялась? Нурия чуть улыбнулся и, взяв еще одну мокрую тряпочку, принялся очищать лицо парня от сажи. Тот лишь слегка надулся, чуть сверкая глазками фиалкового оттенка.
-Тогда я просто буду следить за тобой, пока ты не сделаешь что-то волшебное.
От такого заявления у блондина даже брови не поднялись. Он лишь легко улыбнулся, кивнув и принимая такой вызов. В дверь кто-то постучал.
-И для населения, я – девушка, - подмигнул блондин, надевая на себя паранджу.
На пороге стоял вождь с местным волхвом. Последний Нурии никогда не нравился, но решать человеческий выбор тут он пасовал. Они поклонились богу и, получив взаимный кивок, вошли в дом. Волхв что-то говорил по поводу того, что надо убить иноземца, а вождь разводил руками, потому что не знал, кого слушать. Волхв – должен общаться с богом и передавать ответы людям. Приказывать он не имел права. Но вождь боялся ослушаться и того, и другого, поэтому просто стоял и ждал ответа. Но Нурия только нахмурился и сказал, что убийств в этих краях никогда не было и не будет. Не нравились ему запах и вид человеческой крови. Мизуки старался лежать тихо и не возражать этим трем. Волхва удалось спровадить, а вот вождь остался на чашечку чая. Блондин всегда был рад гостям, хотя больше все же выслушивал их, чем говорил сам. Таким образом, друзей у бога почти не было, да и никто не осмелился сближаться с блондином настолько. Даже вождь.
-Это Эйнар – местный вождь, - представил мужчину блондин.
На лице паренька отобразилось удивление. Конечно, в современном мире уже не было вождей. Впрочем, как ни назови, все равно суть особо не менялась у главенствующих людей. Впрочем, Нурия не стал препятствовать их общению. Вождь был достаточно дружелюбным, да и плохих мыслей никогда не имел. Мизуки вроде бы не стал раскрывать секрета божества и не стал говорить о внешнем мире, поэтому все прошло замечательно. Мальчишке вроде бы понравилась перспектива, предложенная Эйнаром. Последний предложил остаться мальчишке в деревне на проживание, а бог только одобрительно кивнул, улыбнувшись глазами. Было к лучшему, но все дело происходило глубокой ночью, поэтому вождь быстро удалился, а Нурия уже начинал клевать носом. Да и Мизуки надо было отдохнуть. Он мог и получить сотрясение от того удара по голове. Мальчишка довольно неплохо отнесся к блондину, поэтому подтолкнул его к перине, что находилась у стены. Кровати бог не признавал, но вот на этом мягком матраце спал с удовольствием. Да и, по секрету сказать, перина была похоже на облако, потому что бог между перьями разместил шарики воздуха. Простому смертному не понять, а лежать было вполне удобно. Нурия потянул за воротник мантии, снимая ее с себя. Под ней было только голое тело, но блондин не растерялся, практически сразу же ныряя под одеяло.
-Извини, у меня только одна такая, - посмотрел на мальчишку бог, снимая с себя красную бандану.
Брюнет не растерялся и плюхнулся рядом на одеяло. Видимо, его не смутил вид голого парня, который так и собирался спать.
-Зачем ты притворяешься женщиной?
-Чтобы уравновесить права мужчин и женщин. В смысле, чтобы не было насилий. Не нравится мой вид?
Бог снова слегка улыбнулся, поглядывая на своего гостя. Тот только чуть отвернул от него голову. Какая прелесть. Спать… Прикрыв золотистого цвета глаза, блондин чуть потерся носом о перину и позволил себе заснуть.

Таким странным было ощущение, будто мальчишка нашел свое место в этой деревне. Люди к нему относились неплохо, даже хорошо. Тут не было такого злого отношения, чтобы кто-то прошел мимо страдающего или обиженного. Брюнет всегда старался жить по таким устоям, но не знал, что совсем рядом может быть целое поселение. И это так успокаивало, что мальчишка начинал забываться, где он жил до этого. Да, была масса неудобств по сравнению с современным миром, но в то же время что-то было и гораздо лучше. Люди другие, обстановка, даже бог, хоть он и не показывал своих способностей. Часто Мизуки сидел с вождем, разговаривал с ним о чем-то отдаленном, приглядывал за детьми. Тут действительно было спокойно и умиротворенно, что даже хотелось остаться. Между тем, прошла целая неделя. Нурия был для народ нечто большим, чем вождь, но в то же время не управлял людьми. Вообще непонятно, что блондин тут в действительности делал. Но Эйнар говорил, что их богиня несла в себе счастье для горного народа, лечила раненных и больных, берегла от стихийных бедствий и голода. Никто не знал, как «она» это делает, но уже несколько поколений не было ничего плохого. А богиня всегда была молода и привлекательна. Мальчишка не понимал всего этого, но верил, что так и есть. Только вот, закрались сомнения. Лечить-то Нурия их мог с помощью современных знаний в медицине, а стихийные бедствия в этих краях бывали очень редким явлением. Вот только молодость и подтверждала его необычность.
Вечером Мизуки снова наблюдал картину, как бог начинает раздеваться перед сном. Почему он спал голышом, интересно. Но спрашивать об этом не стоило, это его личное дело. Брюнет спросил:
-Почему ты так охраняешь этот народ?
Нурия повернул к нему голову. В его глазах сияло все тоже неизменное спокойствие, которое было на протяжении всего этого времени, когда мальчишка был здесь. Его даже не заботило то, что брюнет жил тут и спал с ним в одной постели. Но за это время паренек не заметил ничего необычного, только такая же повседневная жизнь. Только что в женщину переодет. И весьма красивую женщину, надо было признаться.
-Потому что они в меня верят. А это необходимо мне…
Мизуки мало что понял из этой фразы, но больше ему не удалось вытянуть из божества ни слова.
Ночью парнишка проснулся от какого-то удивительного нового ощущения. Он почувствовал какую-то тяжесть на своей груди и тепло у спины и бока. По окну бил сильный дождь, а сам дом слегка поскрипывал от ветра. Дом Нурии находился на вершине небольшого холмика, откуда можно было видеть всю деревню. Брюнет приоткрыл глаза. Темно еще, но все-таки можно было что-то различить в доме. Потянувшись, мальчишка посмотрел на свою грудь, обнаружив там смуглую руку с тонкими длинными пальцами. Следовательно, что к спине прижимался блондин. Замерев в таком положении и не зная, что на это надо сделать, Мизуки прислушался к легкому сопению где-то над своей макушкой. Блондин был теплым, даже немного горячим. Повернувшись под его рукой, парень тихонько позвал бога по имени. Тот чуть завозился, не желая просыпаться, но все же приоткрыл глаза. Но вместо того, чтобы отпустить мальчишку, он только крепче прижал его к себе.
-Немного полежи вот так…
Голос был тихим и немного тревожным. Парень не понимал, почему блондин так переживает из-за чего-то, но почувствовал, что тот слегка дрожит. В чем причина – пока не стоило узнавать. Может быть, ему просто кошмар приснился, кто знал. Но не хотелось оставлять его в таком состоянии почему-то. Брюнет тоже обнял Нурию одной рукой. Успокаивать-то он умел, вот только не знал, насколько это сейчас к месту.
-Ну чего ты дрожишь?
-Что-то плохое случилось… Мизуки…
Пришлось поднять голову, чтобы посмотреть в эти необычного цвета глаза. А в них сейчас действительно был страх. Видимо, необычный кошмар приснился этому существу. Парень не знал, что ответить, потому что пока не разобрался в своем отношении к блондину. Но стоило его выслушать. Что-то он хотел от мальчишки.
-Ты веришь в меня?
Такой вопрос был очень неожиданным. Мизуки не мог дать конкретного ответа, потому что мало верил в существование высших сил, считая все это обманом и шарлатанством для вымогания денег. Но все люди, которых он повстречал здесь, уверяли парня, что да, в их деревне живет самый настоящий бог, которому они все благодарны. Но все равно, некоторое сомнение все же брало разум, который не позволял ему верить. Опустив глаза, парень неопределенно качнул головой.
-Я не убедился, что ты Бог.
-Я покажу тебе!..
Кто-то сильно забарабанил в дверь, угрожая тем, что может ворваться, невзирая на ответ. Нурия прижал мальчишку к себе на какое-то мгновение, а потом очень быстро оделся в свою обычную одежду. Мизуки же присел на перине, наблюдая за богом, чтобы в случае чего вмешаться в дело. Почему-то сейчас у парня тоже возникло тревожное чувство опасности.

Дела были очень плохи. Бог чувствовал упадок сил. Очень большой упадок. Как только он открыл дверь, то увидел перед собой несколько учеников волхва. Они и поведали о том, что нынче ночью Эйнар покончил собой, воткнув себе кинжал в сердце. Такого просто быть не могло. Вождь никогда не стремился к суициду, у него была хорошая семья, хорошее племя. Этого не могло быть. Нурия пытался пройти на улицу, но ученики не пустили его, сказав, что сейчас слишком плохая погода, чтобы выходить из дома. Нахмурившись, бог все же кивнул, не смея перечить своим поданным. Что-то задумали… Не могу достучаться до их разумов…
Мизуки встал с перины и подошел к двери.
-Я могу сходить посмотреть, что случилось. Мне погода не страшна.
Нурия повернулся к парню. Сейчас ему лучше было не ходить к волхвам. Это страшные люди, которые что-то замышляли. И пока богу было неясно, что именно. Преградив мальчишке дорогу, блондин поклонился и закрыл дверь. Брюнет же посмотрел с легким непониманием происходящего. Присев на стул, бог уткнулся лицом в ладони, часто вздыхая и пытаясь успокоиться. Что-то пошло не так. Что творилось на улице?
-Не переживай. Утром мы обо всем узнаем.
Блондин довольно резко поднял голову. Прямо как тогда, в тот дождливый день. Этот мальчишка стоял и улыбался, так успокаивающе. Только в его руках не было того красного зонта, чтобы укрыть божество. Еще раз вздохнув, Нурия слегка улыбнулся. Он привалился на стол, потирая краешек глаза.
-Пожалуйста, Мизуки, поверь в меня.
Силы действительно медленно уходили, будто бы огонек души потухал в теле. Это всего-лишь оболочка, которую принял бог. Но если в него перестанут верить, то тело станет ненужным, а сам бог будет забыт навсегда. Призрак… Привалившись на стол, блондин вздохнул и закрыл глаза, решив в таком положении дождаться утра.
Он задремал. Бог не помнил, когда ему в последний раз снились тревожные сны, но тогда это было неприятное время. Честно признаться, он сохранил этот народ по просьбе одного мальчика, который и был основоположником этого племени. Старое время. Этот мальчик вырос в парня, в лидера. Который через пещеры спас крестьян от тирана-правителя. А Нурия помогал ему, потому что был влюблен в этого мальчишку. Он не знал, почему полюбил человека, хотя другие бессмертные говорили, что он будет страдать от этого, когда тот умрет. Пришлось заключить сделку. Бог сказал, что поможет человеку во всем, если тот посвятит спасенный народ в его веру, что давала силы божеству. И народ действительно поверил. А тот мальчик… Так плохо получилось. Он был убит командиром армии того тирана. Конечно, плохо тогда пришлось той стране от разгневанного божества, но воскрешать мертвых блондин не мог. Только проводить его душу в мир иной. Но это был только момент их встречи. И даже тогда эта душа счастливо улыбалась божеству, благодарила. Прекрасная душа…
Нурия начал просыпаться от запаха костра. Было жарко. Люди подожгли дом! Блондин заметил своего гостя, который лежал возле стола, видимо, уже надышавшись дымом. Упав возле него, он поднял Мизуки и понес его к двери, но та была подперта чем-то снаружи. Брюнет застонал в его руках, после чего бог и заметил, что у него опалена рука. Ожог был аж черным. Эти смертные… Сделка отменяется. Присев на пол и осторожно опустив парня возле все еще нормальной стены, бог закатал рукава мантии. Крышу пробило ударом молнии, следующий удар пришелся по двери, который поджег дерево. А уж после этого ее было легко вынести ударом плеча. Нурия поднял брюнета и вынес его на улицу. Весь люд смотрел на своего уже бывшего бога.
-Вы сами отказались от меня… Прощайте.
Зла блондин не держал. Он никогда не убивал, когда не хотел. Ему было жалко, он знал, что этот народ умрет, но они сами во всем виноваты. Прижав мальчишку к своей груди и подняв его, словно он ничего и не весил, бог сделал один прыжок, в момент оказавшись у пещеры, в которую всегда выходил в современный мир. Эта пещера была ему не нужна больше. Кожа мягко осветилась, показывая то, что тело скоро исчезнет. Не то, чтобы скоро, но через сутки. Да, Бог умрет. Он покинул этот народ, слова тоже имею значение. А слова бога имеют истинное значение. Сделав еще один прыжок, Нурия оказался у другого входа в пещеру, по ту сторону горы. Больше отсюда никто не выйдет и никто не войдет. Присев рядом со входом, блондин посадил мальчишку на свои колени, прижав к своей груди.

-Мизуки…
Все тело ужасно болело. Тот пожар начался так внезапно. Мальчишка попытался разбудить блондина, но тот все равно спал за столом. Тогда сознание отключилось от нестерпимой боли, когда загорелась одежда. И сейчас брюнет не чувствовал своей правой руки. Но щекой он чувствовал чье-то тепло.
-Мизуки, я хотел тебе показать…
Нурия?.. Сознание еще не до конца вернулось в тело, показывая, что оно готово функционировать. Мальчишка сейчас больше хотел закрыть глаза и снова кануть в небытие. Боль разливалась по всему телу, не желала его отпускать. Приоткрыв глаза, брюнет увидел смуглую руку, которая аккуратно касалась его собственной опаленной ладони. Почему у него такой слабый голос? Уже закат?.. Действительно. Мизуки пробыл без сознания слишком долго. Но закат был очень красивым с этого холма. Горной цепи здесь не было видно, поэтому солнечный диск закатывался лениво за опушку леса. Опустив взгляд, брюнет с удивлением обнаружил, что боль больше не терзает его руку. А рука Нурии все скользила по коже, убирая ожоги, будто бы смывая грязь с кожи. Потом она коснулась еще и спины, и головы, возвращая сознание на место. Паренек заметил, что кожа божества немного светится.
¬-Я очень долго прожил…
Что он такое говорит? Мальчишка поднял голову, чтобы посмотреть в глаза блондину. Но даже они были еле открыты. Положив руки ему на плечи, парень с испугом уставился на него.
-Что происходит, о чем ты говоришь?
Осознание того, что перед ним действительно Бог, сейчас доходило очень медленно. Больше мальчишку волновало то, что происходит с этим богом. Даже если бы он им не был, это бы все равно волновало Мизуки очень сильно. Потому что он привязался к блондину и теперь не хотел отпускать его. Столько интереса он проявлял к нему, чтобы теперь потерять?
-Ты в меня так и не поверил, да?
О чем он говорил до сих пор? Зачем ему так надо, чтобы мальчишка в него поверил. Но в ответ на растерянность, парень получил лишь эту обычную легкую улыбку. Сейчас брюнет был не готов к тому, что это создание говорило о собственной смерти. Глаза его закрылись совсем, а тело начало заваливаться на бок. Мизуки прижал его к себе, пришлось обнять и крепко прижимать. Но не сказать, что парень не хотел этого. С глаз полились слезы от осознанного, а кожа бога практически перестала светиться. Я верю в тебя, пожалуйста, не умирай! Но тело обмякло в руках мальчишки, а свечение потухло совсем. Самое странное, что Мизуки действительно поверил в его существование, но ничего так и не случилось. Он не мог поверить в то, что потерял такое драгоценное существо. Ведь рядом с Нурией парнишка действительно ощущал свое спокойствие, готов был провести в той деревне хоть вечность. Хотел остаться, а теперь что? Прислонив блондина к стене, мальчишка прижался к нему, беззвучно плача в его плечо. Сердца не было слышно, а все тело было холодным. И дыхания не было. Он действительно умер.
Вцепившись в одежду бога, брюнет прижимался к нему сильнее, повторяя про себя, что он верит. Он будто бы сам себя убеждал в том, что Нурия не умер, что все в порядке, он сейчас откроет глаза. Все это очередной фокус, шутка божества. Но даже через час, через два, уже ночью ничего не происходило. Что надо было сделать, чтобы бог ожил? Поверить? Он же сказал, что надо поверить, но сколько бы мальчишка ни кричал, ни просил, ни молил – без толку.
-Пожалуйста, не бросай меня. Я поверил в тебя… - слезы все равно текли по щекам. – Прости, что сомневался…
Но все равно. Никакого признака жизни. Мизуки присел рядом с ним, не желая оставлять так.
К утру мальчишка вздрогнул, поняв, что задремал. Предрассветный час. Стало холодно, надо было уходить. Нурия перенес его в то место, откуда бы брюнет дошел домой. Уходить так не хотелось, но больше оставаться здесь было нельзя. Парень только продолжал верить, что где-то сейчас блондин наблюдает за ним и так же легко улыбается, излучая вокруг себя спокойствие.
Так мальчишка вернулся домой. Родители обрадовались его приходу, но все же уже не то отношение было в семье. Брюнет часто сидел в своей комнате, смотрел в окно на небо. Ему не хотелось ни с кем разговаривать. Он никому не рассказал, где был и что видел. Ложился спать с надеждой, что бог приснится ему и скажет что-то ласковое. Но даже такого не было.
Университет, первый курс. Сюда отправили родители, но учиться, заводить новую компанию не хотелось. Серый день. После вступления каких-то преподавателей, Мизуки ушел с церемонии поступления, чтобы прогуляться по парку. Он тут часто бывал, вспоминая тот день, когда встретил здесь Нурию. Еще и дождь пошел… Замечательно. Усевшись на лавочке, брюнет вздохнул, осматривая уже знакомые трещинки в асфальте. Волосы промокли и потяжелели, закрывая лицо. Послышались чьи-то неторопливые шаги. Мальчишка увидел белые сапоги с тонким носом и голубые джинсы.
-Не сиди под дождем, а то промокнешь и простудишься!..
Дождь будто бы перестал лить. Брюнет поднял фиолетовые глаза и увидел красную поверхность зонта, а за ней смуглые знакомые руки…